www.tataroved.ru Карта сайта | О сайте | Контактные данные | Форум | Поиск | Полезные ссылки | Анкета
  выберите язык общения Русский English
 
 
  Поиск:      расширенный поиск

www.tataroved.ru - Понедельник, 30 мая 2016, 01:56

Публикации


Вы находитесь: / Публикации / Из серии «Альметьевская энциклопедия» / Әлмәт. Альметьевск / ЗАКАМСКИЕ ЗАСЕЧНЫЕ ЛИНИИ – ВОСТОЧНЫЕ ГРАНИЦЫ РОССИИ
Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ  •  Новости  •  Наука  •  Публикации  •  Мероприятия  •  Татароведение  •  Проекты–online  •  Информация  •  КНИЖНЫЙ КИОСК
Этногенез и культура татар  •  Золотая Орда  •  К 1000-летию г.Казани  •  Джадидизм  •  Тюрко-татарские государства  •  Тюркские проблемы  •  Из серии «Альметьевская энциклопедия»  •  Публицистика  •  Методология и теория татароведения  •  Журналы  •  История и теория национального образования  •  Татарское богословие  •  Искусство  •  История татар с древнейших времен в 7 томах  •  Археология  •  Государство и религия  •  Исламские институты в Российской империи  •  Источники и источниковедение  •  ACADEMIA. Серия 97  •  Этносоциология  •  Исторические судьбы народов Поволжья и Приуралья  •  Новая и новейшая история России и Татарстана  •  Кремлевские чтения  •  Серия «Язма Мирас. Письменное Наследие. Textual Heritage»  •  Популярная история  •  История, культура, религиозность татар-кряшен
Из истории Альметьевского региона  •  Казаков Е.П., Рафикова З.С. Очерки древней истории Восточного Закамья  •  Альметьевский регион: проблемы историко-культурного наследия  •  Альметьевский регион: проблемы историко-культурного наследия  •  Альметьевское дело  •  Баязитова Ф.С. Элмет тобэге татарлары (Альметьевские татары)  •  Әлмәт. Альметьевск
Энциклопедиягә тартым хезмәт  •  Звезда юго-востока Татарстана  •  ДРЕВНЯЯ ИСТОРИЯ КРАЯ  •  СРЕДНЕВЕКОВАЯ ИСТОРИЯ КРАЯ  •  ЮГО-ВОСТОК ТАТАРСТАНА: ПРОБЛЕМА ИЗУЧЕНИЯ ЭТНИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ РЕГИОНА XIV-XVII вв.  •  ЗАКАМСКИЕ ЗАСЕЧНЫЕ ЛИНИИ – ВОСТОЧНЫЕ ГРАНИЦЫ РОССИИ  •  НАДЫРОВСКАЯ ВОЛОСТЬ  •  КОГДА И КЕМ БЫЛО ОСНОВАНО СЕЛО АЛЬМЕТЬЕВО?  •  ДВИЖЕНИЕ КРЕЩЕНЫХ ТАТАР ПО ВОЗВРАЩЕНИЮ В МУСУЛЬМАНСТВО  •  МУСУЛЬМАНСКИЕ ОБЩИНЫ И УЧЕБНЫЕ ЗАВЕДЕНИЯ В XVIII – НАЧАЛЕ XX ВЕКОВ  •  КОНФЕССИОНАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ТАТАР В КОНЦЕ XIX – НАЧАЛО XX ВЕКОВ

 
Логин:    
Пароль:
 
 

  • [ Регистрация ]
  • ЗАКАМСКИЕ ЗАСЕЧНЫЕ ЛИНИИ – ВОСТОЧНЫЕ ГРАНИЦЫ РОССИИ
    (АЛЬМЕТЬЕВСКИЙ РЕГИОН ВО 2-Й ПОЛОВИНЕ XVII – 1-Й ПОЛОВНЕ XVIII ВЕКОВ) Р.Амирханов
     

    ЗАКАМСКИЕ ЗАСЕЧНЫЕ ЛИНИИ – ВОСТОЧНЫЕ ГРАНИЦЫ РОССИИ

    (АЛЬМЕТЬЕВСКИЙ РЕГИОН ВО 2-Й ПОЛОВИНЕ XVII – 1-Й ПОЛОВНЕ XVIII ВЕКОВ)

    Р. Амирханов

     

    Территория Юго-Востока Татарстана в прошлом находилась в сфере влияния Ногайской Орды. Более того, во времена Казанского ханства ногайское влияние распространялось до самой Казани. Ногайская даруга ханства была своеобразным ногайским юртом. Доходы, получаемые с этих земель, так называемый "ногайский выход", шли в пользу ногайской феодальной знати. Д. И. Исхаков границы даруги определяет так: начиная от Казани по левобережью Волги и правобережью Камы до среднего течения Меши на севере и примерно до Б.Шумбута на востоке. Правобережные районы Камы были зоной особого интереса Ногайской Орды. В 1536 г. Урак-мурза, сын мурзы Алчагира, заявил: "... ныне по лету кочуючи до Казани докочевали...". В 1552 г. Исмагил летовал "на Ике реке от Камы днищ пять".

    Падение Казани в октябре 1552 г, еще не означало покорения Казанского ханства и, тем более, Ногайской Орды. Вторая половина XVI в. прошла в непрерывных столкновениях, жестоких и кровопролитных сражениях между жителями Казанского ханства и войсками захватчиков. В те годы Россия не была способна организовать жесткие пограничные линии на своих границах: на востоке возводились только крепости, да и то лишь на правобережье Камы. В 1557 г. там было основано Лаишево. Посадские люди Лаишева сено косили за Камой только в те годы, "которого лета ногайские и крымские люди не приходят". В 1617 г. началось строительство острожка в монастырском сельце Мамадыш на Вятке для защиты от "ногайских людей".

    В 1645 г. совместные силы татар и калмыков по Ику достигли вершины Зая. Русскими властями было предписано сотенному голове Андрею Люткину, проживающему вблизи Лаишева, идти со своей сотней за Каму в Ахтачинский острожек против этих калмыков и ногайцев. Этот случай является примером того, что еще до середины XVII в. военная власть царя действовала только на правом берегу Камы.

    Только со второй половины XVII в. Русское государство начинает строительство пограничных укрепленных линий на левом берегу Камы. Эти укрепления были подобны древним и средневековым системам валов, завалов-засек и стен. Оборонительные системы строились в Древнем Египте (Полузийская стена на Суэцком перешейке), Древнем Риме, Китае (Великая Китайская стена). В историю Русского государства защитные рубежи вошли под названием засечных черт или же линий.

    Все засечные черты (линии) Россией были воздвигнуты после падения Казани, во времена существования независимой Ногайской Орды, которая Русским государством не была покорена вплоть до захвата Крыма (конец XVIII в.). Они сооружались в следующей последовательности: Большая черта (1521—1566), Передовая (1571), Белгородская (1635—1646), Симбирская (1648—1656), Закамская старая (1652—1656), Изюмекая (1679-1680), Сызранская (1683-1684), Исетская (1685), Царицынская (1718-1723), Украинская (1731—1735), Закамская новая (1731—1736), Самарская (1736—1742). С основанием Оренбурга и возведением Оренбургской линии (17361739), предназначенной для отсечения ногайцев от казахской степи, работы по возведению укрепленных линий сосредоточиваются, в основном, в южном направлении. Возводятся Уйская (1739), Моздокская (1763), Днепровская, новая Украинская (1770), Азовско-Моздокская (1777—1780), Черноморская кордонная (1792), Кубанская (1794) пограничные линии.

    По утверждению российских историков, засечные черты предназначались для "защиты страны от нашествия татар", "защиты заволжских и закамских жителей от набегов калмыков, башкирцев, киргизов и каракалпаков", "защиты водворявшихся поселенцев от набегов кочующей орды" и т.п. С подобными утверждениями можно было бы согласиться в случае, если бы речь шла о непосредственной защите исторической территории государства от внешней агрессии. Но речь идет о возведении засечных линий и крепостей на оккупированных территориях. Следовательно, перечисленные сооружения были возведены для отторжения земель соседних государств и народов. И не только для отторжения, но и в качестве исходного рубежа для организации новых наступлений на них. Как видно из вышеприведенного перечня, основными целями Русского государства являлись Кавказ, Казахстан, Средняя Азия, но в первую очередь – земли Ногайской Орды. В этих условиях засечные черты выполняли роль своеобразной "ползучей" границы на юго-востоке России, которая отодвигалась все дальше и дальше.

    По территории современного Татарстана пролегли две такие засечные черты, обе в Закамье. Для того, чтобы их различать, первую, ранее возведенную линию, с середины XIX в. стали называть Старой, а вторую, возведенную позднее – Новой Закамской линией.

    Строительство Старой Закамской линии велось в 50-е гг. XVII в. По поручению правительства, в 1651 г. на Закамской стороне делались изыскания служилыми людьми – Степаном Змеевым и Григорием Львовым. Им было поручено составить план укрепленной Закамской линии. Была составлена "роспись и чертеж Закамской засечной земле", по которой должны были быть построены города, остроги, валы, деревянные крепости от Волги до Ика и по р. Ик вниз до Камы. Изготовленные планы казанскими воеводами были отосланы в Москву, в Казанский приказ. Здесь их рассмотрели, одобрили и в 1652 г. прислали обратно в Казань, боярину и воеводе Н.И. Одоевскому с повелением возвести сооружения "по росписи и чертежу". В тот же год, с наступлением лета, были начаты работы по построению укрепленной Закамской черты. Для этого по указу из Казанского уезда привлекались местные "подымовые люди" (платившие налог с дыма, т.е. с двора). Из их среды брались "в степь, в работу, в деловые люди" – один работник с шести дворов. По мере построения черты на нее переселялись служилые казаки, конные стрельцы, пашенные крестьяне и даже смоленские шляхтичи, плененные во время войны с Польшей, которые водворялись на время или "на вечное житье". Работы на Закамской черте производились в разных местах одновременно.

    Начиналась Закамская черта на луговой стороне р. Волги, выше устья Черемшана, у г. Белый Яр (Белоярск). Отсюда по правой стороне Большого Черемшана протянулась группа сооружений, в силу лесистости местности состоящая преимущественно из засек. На правом берегу речки Ерыклы, текущей с севера и впадающей в Большой Черемшан, был построен новый острог, названный по имени речки – Ерыклинский. От Белого Яра до Ерыклинского острога валы и засеки тянулись на 19 верст и 343 сажени.

    От Ерыклинского острога шла укрепленная черта, далее простирался тарасный вал со рвом. В лесах были устроены засеки. Засека от Ерыклинского острога тянулась на расстоянии около 22 верст.

    Далее засечная линия шла к речке Тия, которая как и Ерыклы, впадает в р. Черемшан с севера с правой стороны. Здесь, на левой стороне Тии, на ровном месте был построен острог, названный Тиинским.

    От Тиинска Закамская черта шла параллельно с р. Большой Черемшан. Перейдя р. Малый Черемшан (впадает в р. Большой Черемшан справа), черта направлялась на северо-восток, подымаясь к р. Шешма, притоку р. Камы. Были сделаны тарасные валы, т.к. сплошной лес начинался, не доходя Малого Черемшана. Далее лес тянулся непрерывно без малого 60 верст. В 41 версте от Малого Черемшана через лес проходила с севера на юг "старая вотчинная дорога", которую пересекала устроенная через весь лес засека шириной около пятидесяти саженей. Около р. Шешма в качестве оборонительного вала были использованы остатки более древнего вала протяженностью около 3 верст и 200 саженей. На противоположной стороне р. Шешма был поставлен новый острог – Шешминский. Впоследствии он стал именоваться Новошешминским, поскольку на этой же реке, ниже вновь построенного, уже находился острог с подобным названием, который стали именовать Старошешминским. Протяженность укрепленной черты между Тиинским и Новошешминским острогами составляла 83 версты и 386 саженей.

    От Новошешминского острога черта по-прежнему держалась северо-восточного направления, приближаясь к Каме. Тарасный вал подходил к "перелеску", в котором была устроена засека, оканчивавшаяся у "переполяны". По ней проходил тарасный вал, упиравшийся в лес; лесом засека шла до поля; в поле на пространстве нескольких сот саженей был построен тарасный вал с городком, выводом и рвом со стороны степи. Последний вал примыкал к новому острогу, который стоял недалеко от притока Шешмы – р. Кичуй, текущей с юго-востока на северо-запад. Острог именовался Кичуевским. Длина черты между Новошешминским и Кичуевским острогами составляла 11 верст и 495,5 саженей.

    Из городов и острогов, построенных на Старой Закамской черте, Кичуевский острог был самым малым. Он не имел постоянного населения, в нем попеременно несли службу по 50 казанских стрельцов. Устройство этого острога отличалось от других некоторыми особенностями. Все другие остроги на этой черте имели форму четырехугольника, противоположные стороны которого равны. В Кичуевском остроге находилось всего четыре башни, из которых две были глухими, а две – с проезжими воротами. Последние башни имели вышки и, по обыкновению, обращены одна к северу, другая к югу. Кроме проезжих и глухих башен, в остроге находились еще два вывода. По данным Перетятковича, размер Кичуевского острога был записан не так, как принято (длина и ширина), а "всего острога с выводами меж башен сто девяносто три сажени с получетвертью". По С. Мельникову, острог имел прямоугольную форму. Длина его от речки Кичуй (с востока на запад) составляла 60, ширина – 40 саженей.

    Острог был снабжен лавами для боя и слабым вооружением - лишь одной полковой пищалью, для которой было припасено 50 ядер, полтора пуда пороху и свинца. Внеострожное укрепление в Кичуевском остроге состояло из рва, выкопанного кругом в двух саженях от него. Глубина рва была до 4,5 аршин. Он, вероятно, наполнялся водой из речки Меши.

    Местонахождение Кичуйского острога до наших дней не определено. Исходя из работ Перетятковича, Мельникова и Шпилевского и учитывая сведения, полученные от жителей с. Рокашево, можно предположить, что он располагался на территории функционирующей колхозной фермы – между автодорогой и р. Кичуй. Сохранился участок земляного вала, который от фермы идет в направлении р. Кичуй, переходит на правый берег реки и уходит далее на гору.

    Укрепленная черта за Кичуевским острогом начиналась непосредственно от рва тарасным валом, который тянулся на расстоянии нескольких сот саженей до р. Кичуй и за ней. Далее в "черном лесу", на пространстве 19 верст была устроена засека до болотистого места на поляне. На болоте, на расстоянии нескольких саженей, были сооружены надолбы, затем на поляне - тарасный вал. От тарасного вала, по болоту, была поставлена тройная надолба (всего 240 саженей), Ввиду того, что далее, до р. Зай, болото на значительном пространстве поросло березовым и еловым лесом, была устроена неширокая засека - от 7 до 10 саженей.

    Через р. Зай, в том месте, где проходила черта, был перекинут мост. На противоположном берегу реки было сооружено новое укрепление, которое, как и предыдущие, получило название от реки – Заинек. Расстояние от Кичуевского острога до Заинска составило 23 версты 965 саженей.

    От Заинска черта уходила в сторону Мензелинска. Черта от моста на расстоянии трех верст проходила по болоту, покрытому ельником, березняком и осинником. На редких сухих местах также устроили засеки. Далее на 12 с лишним верст тянулся черный лес, через который была устроена засека, а на поляне – тарасный вал.

    Сохранился участок вала протяженностью около 2,4 км в окрестностях с. Новоспасск. Он пересекает р. Лесной Зай в километре южнее села. Левобережный участок вала (1,65 км) начинается в 300 метрах от леса. По-видимому, в свое время вал вплотную примыкал к лесу, восточная сторона которого в последующем могла быть вырублена. Через 400 м от начала вала имеется редан (полевое укрепление), в форме выступающего угла, размеры которого по фасу (угловое ответвление) около 15 метров. На подходе к реке вал принимает дугообразную форму. На правом берегу реки вал направляется на восток и завершается в лощине предгорья. Сохранившаяся глубина рва примерно два метра, высота вала около полутора метров, Вал добротный, со стороны села обсажен березами. В работах исследователей Закамских линий об этом участке вала не упоминается, хотя на картах 1735 и 1737 гг. он отмечен.

    На этом участке вала было построено небольшое укрепление с проезжей башней и караульной вышкой. По-видимому, это было связано с опасностью возможного прохода конницы противника, т.к. далее, на расстоянии 54 верст тянулся "черный лес". По всему лесу на этом сравнительно большом расстоянии была устроена засека шириной от 30 до 50 саженей. Через этот лес, на расстоянии 4 верст от старого Мензелинского острога, проходила Мензелинская дорога. Рядом со старым был построен Новомензелинский острог.

    Во время работ на Закамской черте, в 1655 г. возникла необходимость ее продления. Поэтому по чертежу "казанца Ивана Лазарева" к построенной засеке около pp. Мензеля и Ик были построены дополнительные укрепления на расстоянии 15 верст 525 саженей.

    Работы по сооружению Закамской черты, начатые летом 1652 г., были завершены в 1657 году. Об этом известил царя казанский воевода Салтыков, который назвал в своем донесении новую систему укреплений Казанской чертой. В 1658 г. казанскому воеводе Ф.В. Бутурлину было приказано послать за Каму служилого человека для ревизии завершенной "Казанской черты", начиная от Белого Яра. Этим человеком стал казанец Никита Гладков. Гладков составил подробное описание укреплений Закамской черты. Свое обстоятельное донесение он закончил следующими словами: "А где по валу объявлялись худыя и полыя и голыя места и редкая засека... и буде приход воинским людем будет, и воинским людем теми месты пройти будет мочно; а в валовом тарасном деле полыя и худыя и горелыя и в засеке редкия места починить мочно валовым же тарасным делом, а на топлых местах надолбами".

    Закамская засечная черта была возведена за сравнительно короткое время, но и преграду для врагов она представляла слабую. В 1655 г. часть укрепленной линии "попортило вешнею водою". Уставшие при сооружении черты "подымовные люди" в сентябре 1656 г. решительно отказались дальше оставаться "для поделки (починки) по Казанской черте худых и порченных мест". Правительство не смогло их заставить выполнить ремонтные работы.

    Еще до завершения строительства Закамской черты между Тиинским и Новошешминским острогами произошли события, обескуражившие руководителей сооружения этой линии. В 1654 г. из степи прошли ногайские воины, пересекли черту у р. Малый Черемшан на 41-й версте, "погромили" Савву Аристова в с. Жукотино (бывший татарский город Джукетау, на левом берегу Камы, вблизи Чистополя) и ушли назад той же дорогой. Власти, встревоженные этим фактом, дали распоряжение о дополнительном укреплении уже возведенной линии на участке прохождения противника. Было велено построить между Тиинском и Новошешминском, возле р. Малый Черемшан, новый острог. Он был построен на правой стороне речки Билярка, недалеко от ее впадения в р. Малый Черемшан. Название новый острог получил от речки и старого булгарского городища – Билярск.

    Прорывы через Закамскую засечную линию повторялись, и не раз. Новошешминск подвергался разрушению ногаями и башкирами в 1676,1682 и 1717 годах. В 1715 г. на Черемшанскую крепость и Новошешминск совершил нападение Абулхаир, хан Малой Киргизской Орды.

    В процессе возведения Старой Закамской черты ее строители сталкивались с остатками древних валов, на которых возводили новые. И в наши дни эти участки валов выглядят внушительно, впечатляюще и ... даже предостерегающе. По-видимому, под впечатлением, полученным при их осмотре, Николай Рычков (сын П.И. Рычкова) написал в своих дневниковых записках следующие строки: "Великое различие можно найти между валами, укреплявшими древних народов жилища, и между теми, которые составляют сию линию. Начало сих новых укреплений считают до сего времени не более сорока лет; но уже в некоторых местах едва можно распознать бывшие тут валы: напротив того древния до сего дня стоят в твердости непоколебимой. Сие различие не от чего иного произходит, как только от того, что народы, прежде сего в сих местах обитавшие, рачительнее трудились, делая укрепления жилищам своим". Об этом же писал Иванин, который на Старой линии выявил ряд валов древнего происхождения: "Ниже д. Романовской (Рокашево – Р.А.), лежащей близ большой казанской дороги, например, находятся два древних вала, пересекающие долину р. Кичуя и упирающиеся своими концами в лес". Иванин задается вопросом: "Но к какой эпохе принадлежат эти укрепления? Не болгарския ли они? Не составляли ли они пограничных их крепостей, а вал – пограничную черту их, изменявшуюся несколько раз? Открытие этих укреплений не подало ли и нам мысль к проведению подобным образом нашей Закамской Линии?".

    Об этих двух валах у д. Рокашево пишет и С.М. Шпилевский. О кичуевском участке Старой Закамской линии писал и С. Мельников: "линия, пролегавшая Чистопольским уездом от пригорода Новошешминска чрез реку Кичуй до Заинского городка Мензелинского уезда, проходила дачами села Ямаш, в коих на левом берегу речки Кичуя устроен земляной городок, называемый в древних актах Кичуевским острожком, который сохранился до настоящего времени и находится на самой северозападной границе ямашских дач... на северо-западе от селения, в 4-х верстах, проходит земляной вал, пограничная линия".

    Защитный вал, который подходил к Кичуйскому острогу, "поблизости у с. Рокашево" ныне не существует. Этот вал по распоряжению одного из бывших руководителей колхоза был сравнен с землей. Находился он на северной окраине с. Рокашево, в поле, в семистах метрах от церкви. Вал, проходя с запада на восток, своим восточным концом упирался в дорогу, идущую из Альметьевска на Чистополь. Часть вала могла быть уничтожена еще во время строительства этой дороги. Общая протяженность вала (по карте) около 1,5 км. На карте также отмечено сооружение прямоугольной формы выступом на юг. Размеры сооружения по фронту около 100 м, по выступу – 50 м. На этом участке, по рассказам местных жителей, после ликвидации вала провалился комбайн. Наши измерения и рассказы местных жителей совпадают с описанием остатков редута, о котором писал С.М. Шпилевский: "При пересечении большой дороги, идущей в Казань, с валом сим, видны остатки редута почти такой же величины и профиля, как и у Ново-Шешминска; внутри его, сажен 5 отступая от бруствера, находится ров, неизвестно для чего вырытый, ширины сажени 2 и глуб. с 1 1/2 арш.".

    Вновь вернемся к участку вала между Тиинском и Новошешминском, потому что Иванин и Шпилевский указывали на наличие двух древних валов, один из которых пересекал долину р. Кичуй, второй располагался у пригорода Новошешминска, в т.ч. и вблизи Екатерининской слободы. Вал у р. Кичуй был ликвидирован. Оба вала у Новошешминска сохранились до наших дней и располагаются на левом берегу р.Шешма. Первый вал (местные жители называют его "Барсучий вал") идет в северо-восточном направлении и заканчивается у водонапорной башни. Протяженность вала около 6,2 км. Высота вала местами около 1,2 м, глубина рва – до двух метров. Расстояние между валом и внутренним краем рва около 5-6 метров. Ров располагается на юго-восточной стороне вала. На заболоченных участках вал значительно осел. Второй вал построен в направлении с запада на восток, находится южнее первого. Расстояние между ними от двух до четырех км. Второй вал заканчивается у электрической подстанции. Часть вала служит в качестве подъездного пути к складам ГСМ, далее теряется среди жилых зданий.

    Начальный участок второго вала имеет дугообразную форму, с загибом на юг. К начальной точке вала пристроен третий вал, своего рода аппендикс, не зафиксированный картографами. Этот вал представляет собой прямую линию, соединяется со вторым валом примерно в точке его перехода в направлении на Новошешминск. Это зафиксировано и Шпилевским: "Далее за лесом, верстах в 4-х, начинается опять верст на 12 вал, имеющий направление на пригород Новошешминск. Из этого же леса выходит еще другой вал и соединяется с валом линии; но он древней нашего".

    После соединения вал значительно возвышается, местами достигая высоты до 4 м, и сегодня выглядит внушительно. Вал оснащен оборонительными сооружениями, которых на всей длине 12 единиц, в т.ч. три редана.

    Первый ("Барсучий") и второй (дугообразной формы) валы являются более древними, чем вновь построенные. Второй вал, видимо, был использован в качестве одного из участков общей линии. Увеличение мощности после соединения с "аппендиксом", видимо, является результатом дополнительного укрепления при возведении линии.

    Ответ на вопрос, кем были построены старые валы, находится в документе "Книги строельные Закамской черты". Для этого вновь возвращаемся к злополучной для новых властей 41-й версте от р. Малый Черемшан. Возле "старой вотчинной дороги" строителями был возведен тарасный вал на расстоянии 500 саженей, высотой и шириной по 1,5 сажени, на сохранившемся "татарском" вале. На подходе к р. Шешма после засеки (т.е. после леса) на расстоянии 4 верст 588 саженей сделан вал с тарасами, в т.ч. на 3 верстах 200 саженях выполнен тарас по старому татарскому валу. Уничтоженный в наши дни участок древнего вала возле с. Рокашево уверенно можно отнести к "татарскому" или же "дороссийскому" периоду возведения защитных линий. Татарские валы сохранились и в других местах. Например, вблизи села Багряж-Никольское (Альметьевский район) сохранились валы, относящиеся к ногайским временам.

    Протяженность Старой Закамской линии составляла в общей сложности 274 версты (292 км). Линия в основном возводилась в лесистых районах. За много веков лесные засеки заросли.

    Начальный и конечный участки линии – районы Белоярска и Мензелинска – в результате подъема уровня воды в pp. Волга и Кама оказались затопленными.

    Старая Закамская линия для России являлась настоящей границей: русские ни шагу не смели переходить за черту (вал). Это, прежде всего, было связано с именем Кусюма, одного из руководителей восстания 1705—1710 годов. Кусюм "на всех четырех дорогах был почитаем и пользовался старшинством", при нем народ был защищен от "бедствий и утеснений".

    По всей вероятности, Старая Закамская черта не совсем хорошо прикрывала заволжские (низовые) города, вследствие чего правительство решило построить Новую Закамскую линию. 19 февраля 1731 г. на свет появился соответствующий указ Правительствующего Сената. В приложенной к указу инструкции, данной тайному советнику Наумову, в частности, было сказано: "Для лучшаго охранения низовых городов за Волгою... вместо черемшанских форпостов, по реке Соку и по ...другим до р. Ика, учредить крепости и проч." (цитируется по Иванину).

    Указ о начале строительства новой линии появился при императрице Анне Иоановне, племяннице Петра I. По Иванину, мысль о ее возведении принадлежала Петру I. С мнением Иванина совпадает и написанное Н.А. Фирсовым, где он особо отмечает решение Петра I сделать Закамские края русскими не только по имени, а на самом деле колонизировать его в "русском смысле". Таким образом, задача сделать Закамские края "русскими", т.е. завоевать Закамье, была поставлена только через полтора века после падения Казани.

    В год издания указа казанскому губернатору было предписано немедленно выслать 3 тыс. человек закамских уездных жителей, проживающих поблизости, положив "на корм" рабочим по 30 алтын в месяц на человека. Провиант рабочие должны были взять из своих домов, а инструментов и припасов было "велено требовать от казанского губернатора". Для охраны линии было велено из прежних служилых людей казанских и закамских пригородов составить ландмилицкие полки и перевести их на новую строящуюся линию. В 1731 г. были учреждены 4 ландмилицких полка.

    Разработка проекта Новой Закамской линии и изготовление планов и чертежей были поручены тайному советнику Федору Васильевичу Наумову. Помощником Ф.В. Наумову был определен полковник И.П. Оболдуев, которого вскоре заменили бригадиром Друмантом. Однако, в 1731 г. к строительству так и не приступили, хотя Сенат неоднократно возвращался к рассмотрению данного вопроса. Видимо, не все в российских правящих кругах поддерживали идею сооружения новой линии. Лишь 26 апреля 1732 г. принимается окончательное решение о ее строительстве.

    Оно началось от г. Алексеевска, расположенного близ устья р. Кинель, впадающей в р. Самара. Здесь был устроен редут, который от реки получил название Кинельский. От него черта следует прямо на р. Сок, до устья р. Кондурча (правый приток р. Сок). На левом берегу р. Сок была построена первая крепость – Красноярская. Между ею и Алексеевской был сооружен редут Красный. Далее линия следует вверх по р. Сок до пригорода Сергиевска, при речке Хорошей был сделан редут, а у речки Черной – фельдшанец, названный Чернореченским. За Чернореченским следуют еще три редута: два при речке Орлянка, третий – против Сергиевска. Здесь черта переходит через р. Сок, оставляя названный пригород на левой, а р. Сок на правой стороне. Далее она идет на исток р. Липовки, где был построен редут. От этого редута лесом 12 верст до истока р. Боровки выполнена засека. Потом черта идет к истоку р. Суруш, вблизи которой сделан редут, далее на р. Кондурча, при которой построен одноименный фельдшанец. От Кондурчинского фельдшанца через большой Тарханский лес выполнена 30-верстная засека, сразу за лесом сделан редут, названный Тарханским. От Тарханского редута черта шла на р. Черемшан, на берегу которой построена крепость Черемшанская. Отсюда черта направляется вправо, на р. Шешма. На ее левом берегу был сооружен фельдшанец, который назван Шешминским. Черта, перейдя р. Шешма, через лес, направляется на исток р. Багряж. После 16-верстной засеки (третьей по счету) при р. Кичуй основан Кичуйский фельдшанец. Кичуйский фельдшанец, последний на Новой Закамской линии, возведен вблизи pp. Кичуй и Барышка, имел полигон около 75 саженей.

    Работами по возведению Новой Засечной линии заведовала канцелярия, которая находилась в Самаре. К охране засечных линий (помимо гарнизонов) привлекалось окрестное население: по 1 человеку с трех дворов из селений в 15 км от линии и по 1 человеку с пяти дворов из селений в 20—25 км от линии. Таким образом, к возведению, ремонту и охране засечных линий привлекалось покоренное население. Оно же несло и денежные повинности. В крепостях располагались драгунские и пехотные ландмилицкие полки с карательными функциями на случай восстаний местного населения.

    Русское правительство ввело ряд запретительных мер. Служилым людям было запрещено рубить засечные леса на строения и для дров. В засечных лесах, равно как и в заповедных, было запрещено рубить и прокладывать дороги и тропинки. Запрещалось и селиться. Только в 1760-е гг. засеки было велено продавать с аукциона или селить на них иностранцев.

    В период строительства Новой линии, с 1734 г., в связи с организацией и началом деятельности Оренбургской экспедиции, внимание Правящего Сената переключилось на обеспечение деятельности Оренбургской экспедиции. К тому времени инженер-прапорщиками Лукой Галафеевым, Александром Трегубовым и поручиком Бровцыным была осмотрена вся линия и составлена карта. 16 декабря 1735 г. итоги сооружения Новой Закамской линии были рассмотрены в Сенате. Возникли острые разногласия по проекту продолжения линии от р. Кичуй до р. Ик. Ф.В. Наумов был сторонником продолжения линии и даже представил в Сенат и в Военную коллегию ведомости о необходимом количестве работников, подвод, провианта и денег. Против этого проекта резко выступил генерал-лейтенант Румянцев. Он утверждал, что "линия от реки Кичуя до реки Ику к набегам неприятельским внутрь его для воровства мало препятствует, редутов делать не для чего". В прекращении строительства Закамской линии был заинтересован и начальник Оренбургской экспедиции И.К. Кириллов.

    Началась новая переписка между исполнителями и Сенатом. В 1736 г. тайный советник Ф.В. Наумов в связи с болезнью был вынужден находиться в Москве, главными на линии были назначены бригадир Хрущев и находившийся в его подчинении полковник Бардекевич. Они, судя по их донесениям в Сенат, в продолжении строительства линии так же не были заинтересованы. Главным доводом сторонников прекращения строительных работ было то, что после основания Оренбурга и других городков Закамская линия останется "закрытой". Новая Закамская линия, будучи еще недостроенной, уже потеряла свое стратегическое значение.

    В 1736 г. у р. Кичуй все работы на линии были прекращены, произведен осмотр всех укреплений, и в начале января 1737 г. Бибиков доложил, что "при той линии по осмотру его, капитана Бибикова артиллерии с подпоручиком Галафеевым, прошлого 1736 года в июле месяце нигде к свободному неприятельскому переходу поврежденных мест не явилось, и где от вешней воды тое линию повредило, тако же нужнейшая были против палисаднику места надолбами не доделаны, оное все в прошедшее лето починено и вновь сделано, и та де линия и прочее фортификационное строение неприятелю может действительно препятствовать".

    Если бы правительство согласилось с мнением Ф.В. Наумова, и Новая Закамская линия была возведена полностью, то в Альметьевском регионе, кроме Кичуйского фельдшанца, были бы сооружены три редута: первый между pp. Кичуй и Зай, второй – на левом берегу р. Зай у с. Русский Акташ, третий – на правом берегу р. Лесной Зай.

    О численности и размещении служилых людей, переведенных на Новую Закамскую линию, можно судить из следующих данных: Красноярская крепость, на 1734 г. – 4 конных роты Сергиевского полка (408 человек), 1 пешая рота Алексеевского полка (156); Алексеевская крепость, на 1735 г. – 4 конных роты Сергиевского полка (408), 1 пешая рота Алексеевского полка (156); Сергиевская крепость, на 1735 г. – 3 конных роты Билярского полка (306), 1 пешая рота Алексеевского полка (156); Черемшанская крепость, на 1736 г. – 3 конных роты Шешминского полка (306), 1 пешая рота Алексеевского полка (156); Чернореченский фельдшанец, на 1734 г. – 1 конная рота Сергиевского полка (102), 2 пеших роты Билярского полка (312); Кандурчинский фельдшанец, на 1734 г. – 1 конная рота Шешминского полка (102), 2 пеших роты Билярского полка (312); Шешминский фельдшанец, на 1736 г. – 3 конных роты Шешминского полка (306), 1 пешая рота Алексеевского полка (156); Кичуйский фельдшанец, на 1736 г. – 1 конная рота Шешминского полка (102), 1 пешая рота Алексеевского полка (156); Хороший редут, на 1735 г. – 1 конная рота Сергиевского полка (102), пеших рот нет; Орлянский редут, на 1736 г. – 1 конная рота Билярского полка (102), пеших рот нет; Заинский редут, на 1736 г. - 1 конная рота Билярского полка (102), пеших рот нет; Сурожский редут, на 1736 г. – 1 конная рота Билярского полка (102), пеших рот нет; Тарханский редут (на р. Тарханке), на 1736 г. – 1 конная рота Шешминского полка (102), пеших рот нет; Тарханский редут (в Тарханском лесу), на 1736 г. – 1 конная рота Шешминского полка (102 человека), пеших рот нет. Таким образом, всего в 1734—1736 гг. на Новой Закамской линии было поселено 4212 человек, из них 2 652 – конных (26 рот) и 1 560 – пеших (10 рот).

    Новая Закамская линия в основном была возведена на открытой местности. Благодаря этому, земляные сооружения этой черты сохранились до наших дней. Общая ее протяженность составляет 222 версты (273 км), из них земляного вала – 165 верст (176 км), т.е. три четверти всего расстояния. Качество строительства линии было опять-таки не на высоком уровне. По данным Иванина, почти на каждой версте вал был изрыт ручьями и протоками, особенно на пространстве от Алексеевска до слободы Красноярской. В правительственных документах отмечалось плохое оборонительное качество пока еще строящейся линии. Подобное явление имело место и при строительстве Старой Закамской линии.

    Тем не менее, все укрепления Новой линии были хорошо привязаны к местности: ружейный и пушечный огонь достигал почти всех окрестностей. Почти все фельдшанцы находились при речках и реках, пересекающих засечную линию и текущих внутрь. Опорные пункты, видимо, строились на потенциально опасных местах.

    Строители Новой линии старались увеличить обороноспособность линии. На ружейный выстрел, то есть на каждые 100—120 саженей по всей его длине были сделаны полевые укрепления – реданы (от 10 до 20 саженей). Просматриваются попытки организаторов строительства приспособить линию к позиционной войне. Опасения властей понятны и обоснованны, ситуация в те времена была сложной. Дело в том, что в период возведения Новой Закамской линии в этих местах, в том числе в Альметьевском крае, пылали народные восстания. В 1735 г. восставшие появились около Билярска, Старошешминска и Мензелинска. Грабились и сжигались селения, церкви и дома помещиков по pp. Кама, Белая, Самара. Несмотря на то, что Новая Закамская линия, сравнительно со Старой, была спроектирована и возведена с большей тщательностью, укрыть от восставшего народа она не могла.

    С образованием Оренбургской губернии Новая Закамская линия стала юго-восточным пределом Казанской губернии.

    Интересную запись, датированную 1 – 5 октябрем 1768 г. и имеющую непосредственное отношение к истории современного Альметьевского района, оставил член Российской Императорской Академии наук П.С. Паллас: "От Татарской деревни Курмюшли (Урмышлы – Р.А.) ехали мы вниз по сим горам, и третьяго числа Октября по неезжаной дороге приехали к сделанному в мокром и непроходимом лесу так называемому Кичуйскому шанцу. Сей находится точно при речке Бариш недалеко от ея устья в Кичуй, и принадлежал к мимо проведенной и почти до реки Ика простирающейся Сокамской линии, которая ныне уничтожается; ибо как сие место, так и все протчия, на сей линии построенныя крепости в ничто превращены".

    Несмотря на эту уничижительную оценку, Кичуевский фельдшанец уже вскоре был использован по назначению. В период Пугачевского восстания 1773—1775 гг. он являлся одним из опорных пунктов правительственных войск. Отсюда в конце октября 1774 г. генерал Кар отправился навстречу войскам Пугачева и потерпел жестокое поражение. Остатки фельдшанца сохранились у с. Кичуй Альметьевского района, в 170 м южнее церкви, примерно в километре от русла р. Кичуй. Они имеют форму прямоугольника, с размерами сторон примерно 42-42,5 саженей (замер выполнен по центру гребня вала). На четырех углах сохранились земляные насыпи башен, вынесенные за внешнюю линию. На западной стороне, со стороны села, сохранились выездные ворота. В центре имеется яма, видимо, бывшего подземного сооружения. Земляной вал и ров отлогие – результат осыпания под воздействием ветров и дождей. Валы на подходе к фельдшанцу не сохранились. У берега р. Кичуй сохранился конечный участок вала 273-километровой Новой Закамской линии.

    Одна из "ползучих" границ России – Старая Закамская засечная линия была завершена в 1657 г., другая – Новая – в 1736 году. Обе эти границы пересекали и территорию, ныне относящуюся к Альметьевскому району. От времени постройки Старой линии до возведения Новой линии прошло 79—80 лет. За это время российская граница в этом районе передвинулось на 38-40 км. Эти годы были одним из самых кровопролитных периодов в завоевании Россией территории Ногайской Орды. Возведение этих и других "ползучих" границ было направлено на захват ногайской территории. Изучение обстоятельств возведения Закамских засечных линий важно и для восстановления истории заселения региона и основания расположенных здесь населенных пунктов.

     


    Институт истории им. Ш.Марджани АН РТНовостиНаукаПубликацииМероприятияТатароведениеПроекты–online ИнформацияКНИЖНЫЙ КИОСК